Модель сегодняшних процессов

19 сентября 2013 Архив Федоров Михаил
В 2010 году я написал статью, которая, по моему мнению, описывает основную природу нынешнего кризиса. Она тяжела для чтения, но считаю, что раскрывает те процессы, которые происходили тогда и происходят сейчас. Поэтому я решил еще раз опубликовать без изменений (естественно цифры устарели, но в данном случае важна логика процессов) В 2010 году я написал статью, которая, по моему мнению, описывает основную природу нынешнего кризиса. Она тяжела для чтения, но считаю, что раскрывает те процессы, которые происходили тогда и происходят сейчас. Поэтому я решил еще раз опубликовать без изменений (естественно цифры устарели, но в данном случае важна логика процессов).

Валовый внутренний продукт (ВВП) – это рыночная стоимость всех товаров и услуг, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства вне зависимости от национальной принадлежности использованных факторов производства, и предназначенных для продажи конечному потребителю на внутреннем или внешнем рынках, либо для накопления.

Естественно, данный уровень зависит в первую очередь от способности потреблять эти конечные продукты и способности их производить – некая балансовая точка потребления и производства. Также надо понимать, что мир живет не при «социализме» – конечное потребление не является максимизированным, то есть спрос бедняков не удовлетворен полностью ввиду социально-экономических дисбалансов. К этому надо добавить региональные дисбалансы развития. Ввиду чего я бы дал собственное определение: мировой ВВП имеет естественное ограничение, зависящее от текущего технологического и социального развития общества.

К 2000-2001 году страны Запада подошли к данному ограничению вплотную, сигналом к чему стал перегрев NASDAQ. Мировой же ВВП в тот момент продолжал расти – как в части потребления, так и в части производства – за счет развивающихся стран, меняя тем самым социально-экономическую структуру планеты по регионам.

Естественно, капитал требует процентных доходов, и чем выше проценты, тем лучше. Риск – единственное, что может ограничить жадность капиталиста. То есть для инвесторов в мире важен некий баланс доходности и риска.

Невысокие темпы экономического роста в развитых странах, достигших описанного выше ограничения, могли привести к явному перекосу инвестиционной привлекательности в пользу развивающихся стран – по причине более высокой доходности. А развитый Запад оказался бы аутсайдером, менее привлекательным для инвесторов. В этой ситуации Соединённые Штаты еще в начале столетия решили накачивать экономику деньгами, стимулируя потребление путем повышенных государственных расходов и расширения кредитования, тем самым обеспечив себе экономический рост и инвестиционную привлекательность. В результате чего Запад «перегрел» свое потребление, а развивающиеся страны «перегрели» свое производство.

В мире начали складываться дисбалансы: региональный – потребитель на Западе, производитель в развивающихся странах, и долговой – развитые страны занимают, развивающиеся дают взаймы.

По мере роста потребления рос и долг Запада. В итоге к 2008 году США уже можно было назвать «наркоманом» ввоза инвестиций. Значительный перекос в структуре ВВП в сторону услуг имел в своем базисе инвестиционный капитал. Потребитель в США уже имел значительный «кассовый разрыв», потратив свои будущие доходы. К 2008 году обеспечение по долгам превысило сумму кредитования американской экономики, ввиду чего разразился дефляционный кризис, при котором ликвидность в реальном секторе выкачивалась как пылесосом в счет погашения долгов. Дровишек в огонь подкинули банки, значительно сократив кредитование и тем самым усугубив проблему.

Власти решили ответить на дефляционное сжатие ликвидности новой накачкой денег, значительно увеличив государственные расходы и доступность ликвидности. Данные меры сегодня создают предпосылки для восстановления экономики, но это восстановление во многом базируется на производстве еще большего количества долгов, и в первую очередь государством. Потребитель на Западе по-прежнему тратит не им заработанные деньги; но если до этого он расходовал заемные средства, то теперь – бюджетные. По сути же ничего не изменилось. Власти на данный момент просто интенсифицировали прием «антибиотика» под названием деньги.

Деньги можно разделить на дебетовые и кредитовые. Образно выражаясь, кредит в 2008 году сжирал весь дебет, и власти включили накачку, пытаясь тем самым восполнить потери дебетовых денег. Но в итоге денег может оказаться слишком много – в конце концов кредит будет высасывать меньше. Погашения по кредитам со временем падают, например погашений по годовым кредитам очень мало, так как год назад их просто не выдавали. Власти продолжают печатать деньги в больших объемах. До конца 2009 года часть данной ликвидности съедал рост банковского резервирования, но сейчас этот процесс замедлился.

Представим ситуацию: из 100 долларов, имеющихся в реальном секторе, 30 уходят на налоги, а возвращаются назад в виде трат государства 35 долларов (в США дефицит покрывается облигациями – продавая их, государство вкачивает новые деньги в оборот, а трежи продают по всему миру). Помимо этого реальный сектор возвращает долги – скажем, 10 баксов, банки в то же самое время выдают новые кредиты – скажем, в объеме 12 долларов. Ввиду этого в 2005 году реальный сектор наполняется до 107 долларов. Но американцы кушают много импортного, а экспортируют мало – сальдо торгового баланса съедает 5 баксов. В итоге к 2005 году реальный сектор США имеет в обороте 102 доллара. Больше ликвидности – и все хорошо, деловая активность растет; но растут и долги Америки.

Далее происходит следующее: ввиду насыщения в следующем году при тех же остальных данных население берет уже 10 баксов кредита, а возвращает из-за роста долга – 11. Поэтому к 2006 году экономика теряет доллар с оборота и сжимается до $101. Дальше хуже: уже в 2007 начинается сжатие ликвидности, так как кредитов берут еще меньше – 8 долларов, а отдают еще больше – 14. Банки по всему миру рапортуют о рекордных прибылях, а количество свободных денег в обороте сокращается еще и составляет уже 95 долларов.

Начинает ухудшаться деловой климат. Банки пугаются и урезают кредитование к 2008 году до 5 долларов (вместо 8 ). От этого ликвидность падает еще больше. США получают дефляционную волну, внутри общества начинают расти опасения, и даже те деньги, которые у населения есть, оно начинает экономить, что усугубляет ситуацию.

Население изымает 10 долларов на накопления и кладёт в кубышку. В итоге в обороте остается только 76. В этот момент власти начинают печатать деньги. Ставки относятся к банкам, но хотя ФРС и хочет улучшить кредитование – банки кредитов не дают.

Власти увеличивают госрасходы на 5 долларов – с 35 до 40, и именно это наполняет деньгами экономику в 2009 году. В феврале 2009 нетто-объем кредитов стал снижаться: реальный сектор США отдает те же 14 баксов, но кредитка падает дальше, до 4,5 баксов, и по-прежнему утекают деньги по торговому сальдо – в итоге остается 83 доллара. Но население и предприятия теперь начинают вытаскивать деньги из «кубышки», так как шок прошел, и вместо 10 прячут уже 8 долларов – в итоге в обороте 75.

Далее, из-за того что объем нетто-долгов падает (ввиду того, что возврата по полугодовым кредита нет), падает и обеспечение по долгам – с 14 до 10 баксов. И в 2010 год мы входим с тем, что власти дают 10 долларов (бюджетный дефицит никуда не делся), сальдо забирает по-прежнему, кредитка жрет меньше, наполнения денег нет, но нет и сжатия – кубышка немного сокращается, и оборотные средства растут с 75 до 77 долларов.

И вот уже «ура» кричат все аналитики: «Восстановление! Увеличение деловой активности!» – ну и прочее. При этом, поскольку нет наполнения реального сектора, нет и инфляции. Но денежная масса выросла с начала кризиса в три раза, и все деньги остались в финансовом секторе. Если в 2009 году банки активно увеличивали резервы, то в 2010 они это делают уже меньше, и при этом кредиты не работают. Денег в финсекторе все больше и больше, что является сегодня главной причиной роста пузырей и в акциях, и в «комодах».

Таблица расчетного изменения объема ликвидности в реальном секторе США

Модель сегодняшних процессов


Источник: цифры взяты условно, смысл показать природу процесса.

В дальнейшем, для того чтобы восстановление продолжилось, нужно, чтобы пошел процесс наполнения денег. Если власти урежут свои расходы, нас неминуемо ждет новая волна сжатия ликвидности внутри США. ФРС держит ставку на низком уровне и будет держать дальше: на последнем заседании ФРС, на мой взгляд, четко дал понять, что ставку они не поднимут до тех пор, пока инфляция не окажется в коридоре 1,5-2,5% – что и будет является индикатором наполнения ликвидностью реального сектора. Но сейчас кредиты не работают и не наполняют реальный сектор деньгами. Конечно, это не будет продолжатся вечно, и в будущем кредитование начнет расти.

Но избыток ликвидности в финансовом секторе разгоняет акции и комоды. Думаю, уже в скором времени промышленные предприятия ощутят на себе рост себестоимости, что заставит их поднимать цены даже без увеличения спроса. И вот тут важно, что произойдет раньше: банки начнут кредитовать – или производители поднимать цены. Если получится так, что производители будут первыми, то инфляция стартует еще при низком наполнении ликвидностью реального сектора в Америке.

Если банки начнут кредитовать раньше, то произойдет наполнение ликвидностью и будет процесс восстановления. Но при этом по мере восстановления и снятия опасений банки начнут распечатывать свои резервы, что в итоге может вылиться в денежный потоп. Даже если ФРС начнет поднимать в таких условиях ставку, это уже не отразится на инфляции. Причина проста: большая часть денег (а именно – долларов) выпущена ФРС в обмен на «трежи», и, чтоб их изъять, нужно продавать облигации казначейства США. Но мир уже не готов их выкупить: просто не может столько переварить, так их много – 14 трлн долларов, а к тому моменту будет 15.

Также важно заметить, что есть региональный дисбаланс, а дефицит по торговому балансу выкачивает доллары из США. И если взять американскую систему в целом, то этот баланс покрывается инвестициями в США (тут все инвестиции в американские активы) и путем наращивания долга Америки – не только государственного, а долга всех экономических субъектов в совокупности и покупка того же доллара. В этой ситуации получается, что выпущенные ФРС либо через выдачу своим банкам, либо через выкуп государственных бумаг доллары в итоге утекают из США. И сегодня владельцами абсолютного их большинства являются иностранцы, которые так же владеют и гособлигациями. У них ФРС изъять доллары никак не может – единственным способом удержать все это является накачка экономики деньгами. То, что у китайского банка – дебетовый доллар, в американской системе – кредитовый доллар, то есть в самой Америке этих долларов нет. Единственное, чем может помочь государство – держать низкую ставку. Которую ФРС будет держать внизу гораздо дольше, чем могут даже подумать скептики.

Решением проблемы может показаться обесценивание доллара, но тут есть и другой момент. США сейчас – это пылесос инвестиций: весь мир вкачивает в экономику США сотни миллиардов долларов ежегодно, возможно, речь уже идет о триллионе. И вот представьте: если доллар упадет, куда денется этот поток инвестиций? И сможет ли США впоследствии привлекать иностранный капитал в таких объемах?

Сейчас в структуре американского ВВП промышленность занимает незначительную долю. Основа экономики – это услуги, и значительная часть этих услуг имеет в своем фундаменте именно приток капитала. Если этот приток иссякнет, то, по моему мнению, до 3 трлн долларов из ВВП США просто испарятся.

Поэтому США сами себе поставили то, что в шахматах называется «вилкой» – и что-то придется обязательно «съесть».

В данный момент в 2013 году США подошли к некой черте, за которой старая антикризисная политика исчерпывает себя.

То, что в данный момент, наблюдается чистый отток денег нерезидентов из Американских активов, является очень плохим симптомом. Бюджет США, стоит перед выбором, датировать экономику дальше, или нет. Монетарная политика, как средство по поддержке экономики уже исчерпала себя.

Продолжение искусственной поддержки экономики в дальнейшем уже не будет безнаказанным для властей США, я бы даже сказал точнее, безнаказанная поддержка экономики уже не возможна. Политика по стимулированию экономики после кризиса 2008 года, проводимая Обамой и Бернанке, зашла в тупик.

Какая политика будет в будущем, покажет время. Но США сейчас уже сами себе поставили мат. Долг настолько огромен, что привлекать в него деньги нерезидентов, по низким доходностям уже невозможно. Рост доходности увеличит рост долга. Сократить расходы они не могут, так как экономика от этого непременно свалиться в штопор, не урезать расходы они так же не могут, поскольку долг тогда продолжит расти. Спроса на долг нет, главный покупатель это ФРС. С другой стороны, оправдывать текущее количественное смягчение все сложней и сложней.

Саммерс, не смертник, поэтому он и отказался. Гайтнер уже ушел, Бернанке с удовольствием уйдет. ИМХО – американская экономика в данный момент, это огромная мина, которая может рвануть почти в любой момент.

Сирия не просто так всплыла, - Война это способ загнать деньги нерезидентов в активы США и тем спасти положение.
Источник: /templates/new/dleimages/no_icon.gif
http://news.icvector.com
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка https://elitetrader.ru/index.php?newsid=188220 обязательна Условия использования материалов