Поддержать нас USDT ERC20, ETH

О «сомнительных» клиентах и их отбеливании. Взгляд со стороны банков

В июне 2017 года Банк России в рамках Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» запустил механизм формирования черных списков «сомнительных» для банков клиентов. Согласно ему, банки не только могут отказывать клиентам в обслуживании, но и информируют регулятора о предпринятых ими действиях, а тот, в свою очередь, оповещает остальные банки, что ООО «Лютик» или ООО «Ромашка» вызывают сомнение в том, что являются благонадежными клиентами.

Соответственно, чтобы не попасть под санкции ЦБ, банки либо закрывают клиентам действующие счета, либо не открывают их таким компаниям и их владельцам, когда они приходят в какой-либо другой банк. Формально Банк России предупреждал в своем документе, что сведения об отказе в одном банке не обязательно должны становиться причиной для отказа в другом, но все, кто с этим сталкивался, прекрасно знают, что официально распространенный текст совершенно не обязательно совпадает с тем или иным «мнением», которые возникают в недрах центрального банка в тот или иной момент времени. Поэтому, чем рисковать своей лицензией, банк просто предпочтет не связываться с сомнительным клиентом, уже получившим где-то черную метку.

К октябрю прошлого года, по информации предоставленной главой Росфинмониторинга Ю.Чиханчиным, было уже 460 тысяч таких отказов. Их количество на текущий момент неизвестно, поскольку Банк России хранит эти сведения в глубокой тайне, но обновления этих черных списков поступают в банки чуть ли не по несколько раз на дню.

Формально в ноябре месяце прошлого года ЦБ и Росфинмониторинг опубликовали рекомендации, позволяющие банку восстановить доброе имя замаранной необоснованными сомнениями компании. Однако, как обычно, есть пара мелких, но крайне неприятных для банка проблем.

Согласно рекомендациям, это «отбеливание» может быть осуществлено двумя путями. Либо банк сообщает о «технической ошибке», либо о снижении уровня риска клиента. И в первом, и во втором случае – это повод для регулятора как минимум проверить данное кредитное учреждение, а скорее наказать его. За «ошибку» - это более чем очевидно, а за внесение в черный список и последующее вычеркивание из него в рамках снижения уровня риска – это явное свидетельство того, что банк не в полной мере выполняет закон №115-ФЗ и принцип «знай своего клиента». Два нарушения в течение года – это повод для отзыва у банка лицензии. Станут они после этого рисковать? Скорее всего нет. Каким бы хорошим и чистым клиент ни был в реальности. Они это могут прекрасно знать, но рисковать лицензией, а оно им надо?

Как могут рассуждать руководители и/или владельцы банка, когда они поставлены перед выбором: лицензия или клиент? Предельно просто. Это легко проиллюстрировать простым, но показательным примером. Возьмем некую идеальную ситуацию. В каком-нибудь небольшом банке с минимально необходимым капиталом держит свой счет крупный по меркам этого заведения клиент, на счете у которого постоянно висит, допустим, 100 миллионов рублей. Клиенту ничего не надо, он не размещает его в депозиты, не просит никаких выплат по своему остатку на счете, это постоянный остаток, весь доход от использования которого банк получает в полном объеме. Эти средства банк выгодно размещает, зарабатывая в год в текущей обстановке 15% годовых или 15 миллионов. Всё не просто хорошо, а фантастически хорошо. И вдруг возникает ситуация, в которой банк внезапно оказывается перед выбором, либо он закрывает этому клиенту счет, либо Банк России может отозвать у банка лицензию. Банку и его владельцам будет безумно больно и обидно потерять такого клиента, но, выбирая между ним и своей лицензией, выбор будет однозначно сделан в пользу лицензии, ведь только она, по крайней мере, на порядки дороже этого абсолютно идеального в данном случае дохода.

В реальности же картина существенно отличается от приведенной выше. У основной массы клиентов не то, что о сотнях миллионов остатков, а даже и о миллионах зачастую говорить не приходится. Основная масса клиентов банков невелика по размерам своих остатков на счетах и оборотам, и рисковать из-за них банки точно не будут. Ведь для наложения взысканий на банк или отзыва у него лицензии Банк России интересует не размер клиента или величина его нарушений, а сам имевший место факт. Два зафиксированных Банком России факта – это прекрасный повод для дальнейшей расчистки банковской системы, о чем неоднократно заявляла глава мегарегулятора.

Поэтому совершенно неудивительно, что на текущий момент по всей стране «реабилитировано» всего 2400 клиентов, причем половина из них приходится на Сбербанк, контрольный пакет в котором принадлежит все тому же Банку России. Еще около 1000 клиентов пытаются оспорить свое попадание в эти черные списки. Иными словами, по сравнению с тем количеством клиентов, которые в эти списки попали, число тех, кому разрешили «отмыться», составляет ничтожно малую величину.

Могу ошибаться, но что-то подсказывает, что эта «реабилитация» скорее похожа на некую предвыборную акцию, призванную не столько что-то реально сделать, сколько «показать» работу Банка России и Сбербанка. Мы вроде как действительно что-то делаем для некоторых клиентов. Насколько это соответствует объективной реальности станет понятно уже совсем скоро.

В конце марта должна быть введена двухуровневая система обеления замазанных черными списками клиентов банков. На первом уровне – это может сделать банк, но, если он этого не сделает, клиент может обратиться напрямую в Банк России с просьбой вычеркнуть его из черных списков. Теоретически это выглядит красиво, но вот когда дело дойдет до практики, представляется, что все, как и всегда, может оказаться несколько иначе, чем предполагается предложенными письмами и рекомендациями регулятора.

Проблемы коммерческого банка по отбеливанию замазанных клиентов никуда не исчезают, поэтому с большой степенью вероятности клиенты начнут обращаться непосредственно в Банк России. Зная, как именно функционирует это заведение, шансы на то, что его сотрудники станут глубоко разбираться в жалобах попавших в черные списки клиентов, стремятся к нулю. В конечном счете это не физические лица, которых так или иначе обидели в том или ином кредитном учреждении, а это лишний повод для Банка России, чтобы банк наказать, или что-то украли. В то же время шансы не полностью нулевые, поскольку, реабилитировав какого-либо клиента того или иного банка, Банк России вновь получает возможность для того, чтобы банк наказать все по той же статье «знай своего клиента».

Однако такое отбеливание клиента Банком России несет в себе дополнительные юридические риски для банка, занесшего его в черный список. Что-то подсказывает, что вновь ставшие кристально чистыми клиенты (или их собственники) могут начать судебные процессы против вымазавших грязью их честное имя и нанесших прямой экономический ущерб банков. С учетом того, что основная доля таких реабилитированных будет приходиться на Сбербанк и прочие государственные банки, их юридическим службам могут предстоять интересные времена. Поэтому ожидать, что реабилитаций клиентов банков после их обращения в Банк России будет какое-то значительное количество, особенно не стоит.

Скорее всего регулятор после попадания к нему такого обращения клиента будет действовать исходя из старой пословицы, что «черного кобеля не отмоешь добела». А чтобы эти людишки его особенно не дергали своими жалобами, в случае такого обращения пожаловавшимся стоит ожидать комплексной проверки как со стороны самого Банка России, так и фискальных и прочих государственных органов, ведь принцип «был бы человек, а статья найдется» остается живее всех живых.

О взгляде на эту же самую проблему со стороны клиентов банков мы поговорим в следующей заметке.

Эту заметку, продолжающую тему, начатую в статье «О «сомнительных» клиентах и их отбеливании. Взгляд со стороны банков», и рассматривающую ее под иным углом зрения, хотелось бы начать с вопроса: что лучше – быть живым параноиком или беспечным трупом? Ответ на этот вопрос для клиентов российских банков в современных условиях может оказаться далеко не праздным. Дело в том, что условия функционирования бизнеса, прежде всего мелкого и среднего, за последние год – два изменились кардинальным образом.

Несмотря на все усилия государства за последние восемнадцать лет по поддержке малого бизнеса, он не просто продолжает существовать, но количество таких мелких и средних предприятий и предпринимателей все еще остается довольно большим. Правительство его чуть ли не дустом опрыскивало, а он все никак не хотел окончательно загибаться.

И тогда Банк России совместно с Росфинмониторингом придумал и ввел в качестве обязательного к исполнению для банков документа черные списки этих самых клиентов. Попробуем бросить беглый взгляд на то, как это может отразиться на самом обычном владельце мелкого бизнеса, который является к тому же и генеральным директором в учрежденной им компании.

Возьмем, например, какое-нибудь ООО «Лавочка», которое работает уже полтора десятка лет и даже занимается каким-то производством, покупая комплектующие у нескольких компаний, собирая их в некий полуфабрикат, который затем продает также ограниченному числу потребителей. Постоянные поставщики, постоянные потребители, казалось бы, о чем беспокоиться? Директоров и владельцев фирм директор «Лавочки» знает уже не один год и чувствует себя совершенно спокойно. К тому же у него счет в крупном государственном банке, поэтому угрозы, что у того внезапно отзовут лицензию нет. Поскольку бизнес в последнее время внезапно стал активно расти, он взял в банке кредит на развитие бизнеса, а поскольку выросли и личные доходы, то еще и ипотеку, чтобы купить жилье получше.

В один далеко не прекрасный день директор «Лавочки» заходит в «клиент – банк» и видит, что от его обычного контрагента на счет поступило 100 рублей. Он отправляет в банк платежку на 80 рублей, чтобы заплатить поставщику, но… ничего не происходит. Это выясняется уже на следующий день или через день, когда он вновь удосужился заглянуть в «банк – клиент», или когда позвонил поставщик и сказал, что деньги не поступили. Директор «Лавочки» начинает стучаться в банк, но в ответ получает лишь то, что средства на его счете заморожены, а действие «клиент - банка» приостановлено.

Тогда директор рысью мчится в банк, где обслуживающий его операционист (а, возможно, даже начальник операционного отдела или управляющий филиала) вежливо выслушивают все его уверения в том, что он – абсолютно белый и пушистый, но потом столь же вежливо сообщают, что имевшиеся на его счете средства заморожены, а то и уже переведены, согласно действующим инструкциям и противоотмывочному закону №115-ФЗ, на счет в Банке России, его счет будет закрыт, и что им очень жаль терять такого клиента, но они ничего не могут поделать, поскольку распоряжение об этом пришло сверху. На все хлопанье директора крыльями и попытки выяснить, кто же этот нехороший человек, отдавший такую команду, сотрудники банка молчат как партизаны, отвечают вежливыми улыбками, оловянным взглядом и «стоят как пуговицы, насмерть». Работая в отделении или филиале какого-нибудь крупного банка, они даже могут говорить какие-то умные и правильные слова, но проблема для клиента заключается в том, что они ничего не решают и могут даже не знать, кто именно принял решение о блокировке счета.

Однако директор, уже много лет занимающийся бизнесом в нашей стране, парень смышленый. Видя, что дело здесь безнадежное, и никакие уговоры или угрозы не помогают, он принимает принципиальное решение. Он начинает пользоваться своим резервным счетом, заблаговременно открытым в другом банке. Жизнь входит в свою привычную колею, потерянные средства хоть и жалко, но бизнес продолжается.

Через какое-то время, директор «Лавочки» узнает довольно неприятную новость. У его контрагента, от которого он получил те самые 100 рублей, счет не просто тоже заблокировали, но все гораздо хуже. Когда тот попытался открыть для своей старой фирмы счет в другом банке, то куда бы он ни пришел, везде получал отказы. Попытка открыть новую контору вместо старой тоже не прошла. Его завернула регистрирующая компании налоговая инспекция, и что делать в такой ситуации пока совершенно непонятно.

Директор «Лавочки» – парень ушлый, и интересуется у коллеги, не делал ли тот что-нибудь не то, но тот ответил, что всё было как обычно: безналичные расчеты с компаниями, наличные – с физическими лицами. Директор посочувствовал контрагенту, поддержал его идею найти какое-то решение и пошел дальше заниматься своим делом.

Какое-то время все работает, как будто ничего не произошло, и вдруг снова как снег на голову теперь уже в другом банке повторяется точно такая же история с блокировкой счета. Результат тот же, но на этот раз у директора запасного счета уже нет. Он собирает необходимый для открытия счета пакет документов, приходит в следующий банк, но получает от ворот поворот. Потом еще, еще и еще. Тогда хитрый директор решает открыть новую компанию. Он подает документы на новое ООО в налоговую, но… там его ждет повторение опыта его контрагента.

Время идет. На выяснение причин произошедшего его уже не остается. Действующие контракты надо как-то выполнять, иначе грозят штрафные санкции, но это еще не так страшно, поскольку все контрагенты – старые знакомые, готовы войти в положение и какое-то время подождать. Гораздо серьезнее проблемы у директора с кредитами. Их надо как-то обслуживать, а у него новых поступлений средств нет. Каких-то сбережений, может, на пару месяцев и хватит, но этого явно недостаточно, чтобы решить возникшую с банками проблему, даже обратившись в суд. Что касается взятых и непогашенных кредитов, то банки скорее всего попросят немедленно погасить их, как только станет известно о том, что случилось с «Лавочкой». А дальше суд, его решения в пользу банков и описывающие имущество директора и владельца «Лавочки» судебные приставы. Если повезет, то, возможно, продажа квартиры позволит закрыть имеющиеся долги и купить себе жилье подешевле, если же нет, то у него не только отберут все, что у него было, но он еще и должен останется. И как после всего этого еще вчера считавший себя крутым бизнесменом директор будет жить - это большой вопрос.

Выдержать столь резкую перемену может далеко не каждый. За более чем четверть века работы в различных банках довелось повидать всякое. Кто-то из разорившихся предпринимателей бросался в бега. Кто-то попадал за решетку. Кто-то кончал жизнь самоубийством. Кто-то пытался начать все заново, и некоторым это даже удавалось. Однако это было тогда, когда черных списков компаний, их руководителей и владельцев еще не существовало. Теперь они есть, и, попав туда, выбраться обычному предпринимателю может оказаться более чем проблематично, если вообще возможно. А это может оказаться крахом всех надежд.

Что может послужить причиной для включения совершенно белой компании в черной список, ее владельцы и руководители могут так никогда и не узнать или узнать слишком поздно, чтобы была возможность что-либо исправить. Надежда на то, что они ничего не нарушают, и поэтому ничего с ними случиться уже не может, в современных условиях стала откровенно наивной.

Первая неприятность, связанная с этими черными списками, для совершенно белых и ничем незапятнанных компаний может заключаться в том, что, хотя они сами не совершали ничего противозаконного, в числе их контрагентов может оказаться организация, которая платила на фирмочку, занесенную в черный список. Дальше все идет по цепочке. Следом за ней в этот список попадает непосредственно плательщик-контрагент, а потом и сама ничего не подозревавшая компания, работавшая с этим контрагентом.

Вторая неприятность для компании заключается в том, что, попав в этот черный список, совершенно непонятно как из него потом выбираться. Писать письма и жаловаться владельцы и директора попавших в черный список компаний могут куда угодно, но вот что касается результата…

Единственное, что может существенно снизить описанные выше риски, это четкое выполнение компанией и ее сотрудниками требований Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», иных действующих законов и подзаконных актов Банка России. Проблема заключается лишь в том, что отслеживать все требования законодательства и изменения, регулярно вносимые Банком России в этой связи, может оказаться чрезвычайно затратным и сложным делом для небольших и даже средних компаний. Потратить минимум миллион рублей в год только на заработную плату отдельно выделенного сотрудника может далеко не каждая компания.

В подобной ситуации гораздо проще обратиться к тем, кто профессионально занимался данной тематикой – финансовым мониторингом и внутренним контролем в банке - на протяжении многих лет и продолжает заниматься этой узко специализированной темой уже вне банка. В этом случае уровень и качество поддержки будут выше, а затраты на сопровождение – ниже.

Если у вас реально действующая компания, вы серьезно осознаете возникшую в последнее время проблему и хотите и дальше спокойно трудиться, соблюдая требования действующего и постоянно изменяющегося законодательства, направленного на борьбу с отмыванием средств, то вы можете обратиться в организацию, специализирующуюся на данной тематике.

Если у вашей компании уже возникли какие-то трения с банком в связи с Федеральным законом №115-ФЗ, и ее средства пока только временно заморожены, то, вероятно, есть еще вполне реальные шансы разрешить их, пока события не начали развиваться по самому негативному для вашей компании сценарию. Определить их причины и предложить вам те или иные шаги по разрешению возникшей проблемы, исходя из того, как ее видит банк, чтобы ваша организация смогла и дальше успешно и плодотворно сотрудничать с обслуживающим ее банком в рамках действующего законодательства, обычно возможно.

Для этого вам стоит зайти, например, на сайт http://antelex.ru или отправить сообщение по электронной почте на адрес [email protected]
Источник: /
https://alexandrlezhava.livejournal.com/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка https://elitetrader.ru/index.php?newsid=389374 обязательна Условия использования материалов